?

Log in

No account? Create an account

много всего

Аккурат перед др у меня случился обморок на работе. Включив наконец мозг, я вспомнила, что неделю ничего не ела и почти не спала. Не специально, просто не хотелось, и работы было много, и работа была интересная. Много результатов, включая обморок в конце. Я купила волшебные таблетки и взяла больничный на неделю, так что у меня получился незапланированный отпуск. Погода пока ещё чудная, кругом магнолии цветут и прочие красоты. И я среди этого в прострации после двух таблеток. Мне реально никто не нужен для развлечения, мне кто-то нужен только для отвлечения.

Почти бывший муж приехал поздравлять, тоже в нервном срыве, выпросил таблеток, оценил и так с тех пор и ценит, каждый день по половинке. Мало того, решил к психологу записаться. А месяц назад не хотел низафто. Где-то на периферии сознания шевельнулся вопрос, а чего это он в срыве, у него же любовь и молодая подруга, он же герой и мужик. Но думать про проблемы пбм не хотелось, а хотелось про свои, потому что у меня ни любовницы, ни любовника, скоро выйду замуж за микроскоп. Но где-то, видимо, мыслишка засела, и через два дня вижу сон. Я, пбм и баба какая-то, типа его подруга, мы втроём в одной квартире. Квартира огромная, но от них нигде не спрятаться, где я, там и они неподалёку. В конце концов я им сказала ребята, может пойдёте в спальню, там свободно, постель чистая, презервативы на тумбочке, дайте уже книжку спокойно почитать. Они ушли и вернулись через минуту, поправляя одежду. Чо-то с вами не то, ребятки, сказала я. Влюблённые так не ведут себя, влюблённых друг от друга бульдозером не оттащишь, а вы тут у меня на глазах всё время трётесь. Проснулась и поняла, что в последнее время я вижу пбм едва ли не чаще, чем когда мы ещё жили вместе, и это при том что он работает сутками, и даже если нет, то обычно до ночи. В такой график даже подростку трудно любовницу втиснуть, а он и вовсе не мальчик. Я его спросила, как там у них чего, а он сказал, что они расстались. Перерыв, надо разобраться с чувствами. Он сейчас не в настроении строить отношения с женщинами. Ога. Есть в жизни и красота, и гармония, просто не всегда всё сразу. Я злорадная и завистливая сука, да. На самом деле, я ему сочувствую, у него настоящая депрессия, как по книжке, и я знаю, как ему сейчас плохо. Сочувствую, но при этом не чувствую его боль, не болею её вместе с ним. Удивительное что-то, как будто встаю на его место, продолжая оставаться на своём, знаю, что он чувствует, но это вне меня, вокруг, не внутри. Будто вышла на мороз в тёплой одежде и мне этот мороз сейчас пофиг. Или смотрю на грозу, сидя на балконе с чашкой чая и в пледе. Или стою на твёрдом берегу, пока он бултыхается в воде. И именно отсюда я нахожу правильные слова, которые не топят нас обоих. Во всяком случае, меня не топят. А он за себя пусть сам решает, тонуть или спасаться.

У меня сейчас после срыва закономерная мания, и такие прекрасные идеи в моей гениальной голове возникают. Вот например, мне всегда хотелось быть человеком-холстом, на котором можно писать картину, переписывать её, дорабатывать, но чтобы это была одна узнаваемая картина. А я скорее человек-паззл, из множества кусочков собирается картинка, но то частей до полной картины не хватает, то лишние остаются, а если что и соберётся, это до первого взмаха рукой, и снова куча кусочков. И даже если и собирается что-то красивое, так паззл это не картина. И вот еду я сегодня в автобусе, вся прекрасная, несомненно, и думаю о том, что не надо мне себя мучить, я и так почти совершенство, надо найти себе правильное применение. Вот я вся из кусочков, да, меня много, и некоторые я умеют здорово сочетаться вместе, и другие тоже умеют не хуже, но в других ситуациях. И как бы это ни звучало деструктивно, диссоциация, вот это всё, но у меня удивительно устойчивая структура. Несмотря ни на что, я до сих пор жива, здоровее многих, у меня есть где жить, что есть, образование, работа и друзья. Получается, моя кусочковая структура вполне рабочая, да ещё умеет подстраиваться под разные ситуации и действовать эффективно даже на минимуме ресурсов. И тут меня осенило: я же человек-калейдоскоп! Красиво, а? Когда так много красоты в одной системе намешано, то как ни поверни, всё равно красивая картинка сложится. Я прям в себя в очередной раз влюбилась.

Вот ещё идеи какие по ночам формируются. Человеческая личность, вот это я и всё, что вокруг, это как щупальце, которое подсознание/Бог формирует для взаимодействия с внешним миром, а может, чтобы познавать самого себя. И это щупальце, как корень дерева, тоже разветвляется и посылает себя в разные стороны. Те корешки, которые находят воду или там минералы, становятся толстыми и сильными. А те корешки, которые в пустую породу растут, усыхают и отмирают. И не нужно плакать о том, что уходит, это только пустое уходит, а нужное крепнет и питает всё дерево.

И ещё подумала, что если зациклить историю сына божьего, который сначала человек, потом бог, а потом умирает в муках, то получится в точности описание БАР, когда ты раскрываешься небесами мании, умираешь на кресте депрессии, а иногда просто плотничаешь.

А вот ещё сон чудный был. Будто я стою где-то на Британских островах 300 лет назад, в 1876 году (не спрашивайте, как это, это же сон) и вижу под собой весь земной шар. И по нему периодически проходит как бы волна, которая стирает все следы жизни с Земли, даже почвы не остаётся, только вода и скалы. А потом всё появляется вновь, но немного по другому. Будто кто-то рисует на доске, стирает, снова рисует, снова стирает, но уже не всё, а местами оставляет кусочки. Я осмотрелась и увидела неподалёку мужика в цилиндре и с тростью. Что происходит, спросила я. Волна, сказал мужик. Волна приходит и уходит, собирает информацию, и тогда они знают, что нужно починить. - И долго чинить будут? - Пока всё не оптимизируется. Нужно подождать. С этим я и проснулась - need to wait. Моё подсознание в последнее время разговаривает со мной исключительно по английски. 
Кажется, успокаиваюсь с этим разводом. Не в том смысле, что передумала, тут сомнений пока не возникло. Но уже почти не плачу, да, можно сказать, и вовсе не плачу. Вначале от одной мысли о начинала рыдать, неконтролируемо, и словно проваливалась в глубокую страшную яму, где холод и скрежет зубовный и я одна и так ничтожна, что сама себя не вижу, не осознаю, нет меня. И было невозможно встроить это маленькое до небытия в довольно большую взрослую жизнь, в работу, в тренировки. Как будто в середине этой жизни образовался вакуум, полость с отрицательным давлением, и всё, что вокруг, трещит и грозит вот-вот схлопнуться внутрь. Моя жизнь уже схлопывалась вот так, и совсем недавно, всего года четыре назад, и было так тяжело развернуть её снова из точки хотя бы в плоскость, что я понимала, что если это случится снова, вряд ли я сумею проделать этот путь ещё раз. Поэтому последними крупицами разума уговаривала себя не думать, не вспоминать, разве что под присмотром, на терапии. Хорошо, что у меня терапия дважды в неделю, как-то выкарабкивалась, хотя глаза были всё время как у китайца. Мне никогда, кажется, не было настолько трудно расставаться, я реально ощущала, что отрываю от себя кусок живой плоти, сама, своими руками. За две недели я дошла до предела ничтожности, так, что уже не могла даже сказать «я», тем более описать себя. И тогда кто-то мудрый сказал в моей голове: Это всё неправильно. Люди встречаются и расстаются, и никто от этого не делается хуже или лучше. Если сама себя не помнишь, спроси у других, окружающим нет резона тебе врать. В тот день я встречалась и общалась с множеством людей, гораздо больше, чем обычно, и все они были рады меня видеть, интересовались мнением, советовались, как лучше, делали комплименты. Вот видишь, ты умная и тебя уважают, - сказал мудрый в голове. А как же семья? - неуверенно спросила я. Семья это ты и кто-то ещё. Начни с себя, - сказал мудрый.

С почти бывшим мужем встретились, поговорили, порыдали оба. Договорились быть друзьями. Подозреваю, что в этом обмене ролями я выиграла, потому что он-друг куда лучше, чем он-муж. Меня всегда покоряла и восхищала в нём эта его способность быть хорошим другом, помогать и поддерживать просто так, не ожидая взамен ничего, кроме редкого общения.

На групповой терапии мужик, который недавно развёлся, сказал, что самая сильная боль у меня ещё впереди - увидеть бывшего супруга с его новой пассией. Наверное, он прав, поэтому надеюсь, что этого в ближайшее время не случится, что ангел мой хранитель подставит им ножку, или прольёт на дорогу масло, или запутает мозги или навигатор, но не позволит нам встретиться, пока я не стану снова сильной. Или пока сама не начну с кем-то встречаться.
На остановке, которая напротив больницы, в автобус вошла старушка. Маленькая, щупленькая, в больничном халате. Прошла в салон и тут же попыталась халат снять. Водитель занервничал: нет нет, не раздевайся! - Всё нормально, - вальяжно махнула рукой бабуля. - Оденься или выйди, я тебя так не повезу, ты же голая! - закричал водитель. - Я не голая, у меня есть майка,- с достоинством сказала бабуля и повернулась вокруг, показав всем майку. Трусы она не упомянула, видимо, потому, что их почти не было видно, такие они были крохотные. - Что ты делаешь, прикройся! - продолжал нервничать водитель. Совместными усилиями всех пассажиров удалось убедить бабульку не снимать халат, а водителя - не выгонять её. Две остановки она ехала, распевая песни, вышла на улицу, царственным жестом сбросила с плеч халат и пошла, не спеша, покачивая тощими ягодицами, высоко неся голову.

Tags:

Встретились с мужем. Нужно было обговорить развод и наши отношения после. Я думала, будет невыносимо. После той беседы я не спала ни ночи, несмотря на снотворные, забывала есть, вдруг начинала рыдать, одним словом, была в неадеквате.

И вот мы встретились, разговариваем, так хорошо разговариваем, как раньше, и я думаю - а надо ли разводиться, вот же и хорошо тоже может быть. И тут в голове как взрыв - РАЗВОДИСЬ! Не голосом и не словами, а как бы образ или мысль, только очень громкая. Ну офигеть, подумала я. Внутренний голос и шепчет-то нечасто, а уж если взялся орать, то надо делать, как велено, подсознанию виднее, что мне нужнее.

И как-то вдруг сразу спокойно стало, весело даже. Всё хорошо, всё правильно. С этого дня я снова ем и сплю, и не плачу больше, а наоборот улыбаюсь. Так странно, будто просто перевели из режима «радость off» в режим «радость on», сразу, без перехода.

Муж от идеи развода не в восторге, что мне удивительно. Детей у нас нет, делить тоже нечего. Живём и так раздельно. Он сам говорит, что это просто формальность, но не желает её почему-то. Спросил, сможем ли мы когда-нибудь снова быть вместе. Конечно, сможем. Но у меня есть условие. Есть вещи, которые меня не устраивают в наших отношениях, вот по пунктам... Исправь их, или хотя бы начни над ними работать. Подумал - нет, не буду. Меня в себе и так всё устраивает.

Сегодня видела во сне вампира. Это, как я понимаю, образ некой тёмной стороны меня. Раньше я с ними то воевала, то мы друг другу геноцид устраивали. Потом начали договариваться. В этот раз я сидела с вампиром в баре, мы были приятели, встретились вечерком поболтать. Вампира звали Илья, он пил виски, я пила содовую, в баре был полумрак и много тёмного грубого дерева. Я рассказывала, что снова сломался микроскоп, что он нежнее единорога, хоть и стальной весь. Он рассказал, как тяжело в наше время найти живую кровь, приходится донорскую потреблять, а она холодная. Договорились сходить в выходные в кино. И так нам было хорошо вместе.

Feb. 13th, 2018

В выходные приехал муж, хороший, такой, ласковый, как давно уже не. Интересовался, разговаривал, делал комплименты. Потом выпил залпом стакан виски и сказал, что должен рассказать мне что-то важное. Что он влюбился до безумия и встречается с другой. Другая на четырнадцать лет его младше и не относится к их отношениям серьёзно, а он без неё жить не может. Это длится около года, и он очень страдает и не знает, что ему делать. У него депрессия и кризис среднего возраста, а ещё кризис самооценки и он не знает, в чём смысл жизни. А я же умная, пусть я подскажу ему, что делать, чтобы не страдать больше.

Я хуею, дорогая редакция. Это вот почему он устроил мне прошлой весной весёлую жизнь, от которой я сначала чуть не попала в больницу, а потом в полуосознанном состоянии сбежала в другой город практически с одним чемоданом. Вот его вечерние смены и ночные дежурства, и ещё две тонны вранья. Когда я уходила, спросила его, есть ли у него кто-то, это как-то объяснило бы происходящее. Он возмутился, кричал, что он работает сутками и у него нет времени на такие глупости и как я вообще смею про него такое. И когда поехал в Турцию, утверждал, что ездил один, как мы все его достали своими вопросами. И даже за десять минут до этого победного признания утверждал, что ни с кем и ничего и я его лапа.

Мне, по большому счёту, пофиг, с кем он проводит время, лишь бы мне мозг не выедал. И даже не враньё меня добило, хотя это тоже мерзко. Самое отвратительное это то, что он ответил, когда я спросила какого тогда он постоянно приезжает, говорит о том, что скучает, что хочет детей и совместный дом, и чтобы было всё как раньше. Он сказал - я не знаю, с кем я хочу быть. В неё я влюблён, а с тобой мне хорошо, и я пока не решил. То есть чувак вообразил себя организатором шоу талантов, что ли? Бабы демонстрируют ему кто на что горазда, а он решает, кто пройдёт в следующий тур. Вот только одна баба в этом осознанно, а меня никто не спросил, видимо, не удостоилась.

Ну, и ладно, не такая уж я гордая, и первое место мне ни к чему. Мы разводимся, ты свободен, можешь больше не скрываться, радуйся жизни. Не получается? Депрессия? Сходи к психиатру, возьми волшебных таблеточек и радуйся, пока есть чему.

С мальчишкой реально истерика случилась, он трясся, рыдал и бесконечно повторял «что мне делать» и «я так виноват перед тобой». Я вдруг поняла, что сижу и улыбаюсь. О такой ситуации же можно только мечтать. Он сейчас ровно в том положении, в котором я была год назад, когда он хочет, а его не особо. Он меня тогда презирал и оттолкнул. Сейчас он презирает сам себя. И он всё это осознаёт, от этого ему ещё хреновее, и самое главное, что всё это он создал для себя сам. Аплодисменты, занавес.

Злорадствовала я, правда, недолго, вскоре мне стало его жалко. Маленький мальчик сорока с лишним лет, живёт с мамой и папой, жена ушла, детей нет, перспектив практически никаких, ни на работе, ни вообще. Склонность к полноте, депрессиям и алкоголизму. Трус и враль. Я-то всего четырнадцать лет провела рядом с ним, а он всё время внутри себя, и нет ему спасения, и не сбежишь, и с каждым годом всё труднее оставаться маленьким мальчиком.

Себя тоже пытаюсь жалеть, но пока не за что. Всё хорошо, и с работой, и вообще. Вот ещё привезу маму, заведу кошку и заживу полной жизнью свободной и независимой женщины.

разное

Ещё одним ночным кошмаром стало меньше благодаря крав мага. Много лет меня мучил во сне некий мужик. Даже не мучил, а какбэ намекал на возможность, а мучилась я сама. Мужик был здоровенный, он подходил и внезапно обнимал меня очень крепко, так, что ещё немного и рёбра начнут ломаться. Объективно он никогда не причинял боли, но от одной мысли о возможной боли я начинала сходить с ума, впадала в неадекват и просыпалась в поту и крике.

В этот раз мужик пришёл и сделал всё, как и раньше, обнял меня крепко с довольным видом. Я по привычке хотела уже испугаться, но новые рефлексы оказались сильнее. У него обе руки заняты, а у меня свободны, рассудила я. Закрыться он не успеет, и я могу врезать ему локтем по лицу. Удар локтем у меня хороший, а сломаная челюсть даже здоровенных мужиков выводит из строя. И я ударила. Но в процессе удара вспомнила, что он ни разу не причинил мне реальной боли, и в последний момент остановила руку и лишь обозначила удар в челюсть. Мужик расплылся в довольной улыбке: а я вот так - и тоже обозначил удар. Мы какое-то время обменивались типа ударами, потом пожали руки и пошли гулять. Нормальный мужик оказался, и чо я так орала.

************

Непонятная реакция на сладкое. Обычно зимой я подсаживаюсь на сладкое, а как же иначе, сырость, дожди и холодно. И вдруг не хочу, третью неделю уже. С фруктов перешла на овощи, оказалось, что огурцы и помидоры тоже очень сладкие, а красный перец вообще приторный. Купила пирог в любимой пекарне, любимой за то, что там всё всегда было непереслащенное. Пирог есть невозможно, голый сахар. Может, это знак, что у меня серотонина достаточно. А может, и нет.

*************

Возвращается ощущение, что я есть сейчас, живая, во плоти. В депрессии казалось, что я была в прошлом, и возможно буду в будущем, но не сейчас. Будто меня нет, а есть только некий намёк на меня, меньше, чем тень. А сейчас снова есть я. И это до того здорово, я даже себя в депрессии называю «она», так это сейчас чуждо.  
Я после предыдущего поста заболела. Обычный грипп, классика жанра, 38,6, голос пропал. Может, и психосоматика, конечно, потому что с больными и чахлыми контакта вообще не было. Не важно. Интересно, что я вдруг перепугалась, хотя было бы с чего. Сколько раз лежала умирала, и не боялась, а тут писать сообщения мужу начала, спала со светом и телевизором. Сегодня ночью проснулась от одновременно «боюсь умереть» и  «хочу жить». Лежу, реву, сама себя успокаиваю, чего ты, дурища, какой умереть, выздоровела уже, пару дней ещё отлежишься, отъешься и на работу. Всё понимаю, но всё равно жить хочу не могу. Вдруг как глаза открылись - жить хочу? это как? Не помню за собой такого. Разве совсем в полуразумные годы, когда ещё дедморозы были из плоти. А в разумные - не боялась смерти, скорее даже хотела её, но пассивно хотела как правило, а раз уж живу, то старалась как-то не совсем тоскливо это делать, а иначе и смысла никакого жить нет. Я так и жила, как в кредит, будто каждый день последний, будто будущего нет, есть только сейчас. Квартиру не купила, хоть и могла, денег не скопила. Каким-то чудом получила диплом и стала хорошим профессионалом на работе, сама того не желая, просто от забавы.

Я подозреваю, что однажды, давным-давно, я запретила себе бояться. И исполнила, хорошо исполнила, я ж упёртая. Только вместе со страхом потерялся смысл жить, и пришлось этот смысл выдумывать. Ради близких, ради интереса, ради спасения дождевых лесов и белых мишек. Пассионарий поневоле. Мне иногда люди пишут, дескать, вы сильная, жизнь у вас какая интересная, несмотря на. А я вспоминаю каждый раз мужика на протезе, который бегал возле моря, а все смотрели и говорили, какой молодец. Такое чувство, что мой протез развалился, не выдержав эксплуатации, а теперь вместо него живая нога прорастает. Больно прорастает. Потому что живая. И эта нога живее меня всей, и ей жить хочется, иррационально, животно, и она смерти не приемлет даже в качестве идеи.

Я так рада, что дожила до сегодня. Хоть и незачем было, но дожила, вместе с дипломом и профессией, с семьёй и друзьями, со всем этим опытом бесстрашной жизни. Что так и не упала с высоты, не разбилась на скорости, не спилась и не много чего ещё. Донесла в относительной целости бесценный груз себя до возраста начала осознания. Это ужасно больно почему-то. Потому что живое, наверное. 

выйти из клетки

Приснилось вчера, будто я врач и устраиваюсь на новую работу в больницу. Меня водят по ней, всё показывают, здесь у нас то, тут это, вот безумная девочка, не говорит, речь не понимает, держим в клетке, чтобы себя и других не поранила. Клетка, как в разъездном зверинце, тесная и грязная, подстилка в углу, на ней такая же грязная девочка, миска из-под еды на полу. Чистый зверёныш, доктор, мыть себя не даёт, кусается и царапается, пойдёмте дальше.

Вечером я пришла к ней - драный комочек в углу, лицо спрятано - и начала говорить. О себе, о том, что мне не нравится, что человека держат в клетке, что я не верю, что она безумна, скорее напугана. Что хотела бы ей помочь, но не смогу, если она не поговорит со мной. Она не двигалась, даже не дышала как будто, но когда я встала уходить, вскинулась и посмотрела в глаза. Я уходила и повторяла про себя - она разумна, она всё поняла.

Я узнавала о ней потихоньку. Ей 16.5 лет, она поступила, когда ей не было шести. Близкие боялись за неё, а врачи не знали, как удержать её от саморазрушения и посадили в клетку. Когда ей исполнится 18, комиссия должна решить её судьбу, на волю или в другую больницу. Навсегда. Я продолжала приходить к ней и разговаривать, она слушала, но молчала.

Однажды поднялась суматоха - девочка сбежала, её поймали, привели обратно, у самой клетки она вырвалась, побежала по коридору и тут я её поймала, прижала к себе. Она стала драться, а я обнимала её покрепче и шептала ей, что я вытащу её отсюда, что у меня есть план, и ей нужно поверить мне, если она хочет выйти отсюда. Что я знаю, как трудно поверить, но у неё нет другого выхода. Она вдруг задрожала, обмякла и потеряла сознание. Потом я несла её на руках в душевую - подготовьте палату, под мою ответственность. Потом я несла её в палату, чистую, в чистой простыне, на свежую постель. Она очнулась в кровати, вскинулась, закричала, я снова обняла её, прижала, зашептала быстро. Я всё про тебя знаю, и я знаю, что будет, если ты сейчас сбежишь. Тебя запрут так, что больше ты никогда неба не увидишь. И я знаю, как тебя отсюда забрать, законно. Ты выйдешь через главный вход, получишь все права и никто больше не посмеет тебя запереть. Ты готова слушать? - и одними губами - да. Они думают, что ты безумна, и они не готовы признать, что все эти годы они ошибались. Но они будут рады увидеть процесс излечения, торжество науки над хаосом и победное завершение их многолетних стараний. Мы покажем им то, что им понравится, и они нам поверят. У нас есть полтора года, это очень мало и у нас нет права на ошибку. Сейчас мы покушаем и поговорим, а потом ты вернёшься в клетку. Я каждый день буду приходить и забирать тебя ненадолго, каждый раз чуть дольше. Потом нам разрешат гулять в больничном саду, вдвоём, а через год мы будем пить кофе и есть пирожные в городе. Параллельно ты будешь учиться многому, в том числе как вести себя, как улыбаться, разговаривать с ними. Когда тебе исполнится восемнадцать, я попрошу тебя выпустить под мою опеку, и они согласятся, потому что к этому времени они привыкнут видеть нас вместе, и потому что не захотят портить статистику выздоровлений. Ты сможешь сделать это? Возвращаться каждый день в клетку и не пытаться сбежать? - шёпотом - да. - Я сейчас уйду, вернусь скоро, пока меня нет, не выходи в коридор, даже не приближайся к двери, там полно людей и все хотят поверить в то, что ты снова попытаешься сбежать. Обещаешь? Сможешь? - улыбается и кивает.

Я ухожу, хоть и страшно оставлять её, но если я не могу ей доверять, то и браться за это не стоит. Готовлю сендвичи, чай печеньки фрукты. В последний момент понимаю, что нужна книга, сказки, но какие? Ей шестнадцать, не про колобка же ей читать. Натыкаюсь взглядом на книгу Малки Лоренц - то, что надо. Она в кровати, даже не вставала, улыбается, тёмные волосы по белому белью. Она ест сендвич, я читаю ей. Вдруг показывает пальцем на страницу - что означает это слово? Мне хочется заорать и стукнуться головой о стену. Она умеет читать. Как?! Когда она научилась? В один из своих побегов? Чему ещё она там научилась? Она аккуратно кушает, грамотно разговаривает, шутит и, обоже, неплохо говорит по английски. И я понимаю, что всё у нас получится, она не подведёт. Здесь все считали, что она не говорит, а она просто не хотела ни с кем говорить. Упрямая и сильная, ты сумела не растерять надежду и улыбку.

Я просыпаюсь и понимаю, что это та самая девочка, которую я годами видела в снах, то нищенкой на великолепном празднике, то тонущей среди льдин, и ни разу не могла ей помочь, пыталась, но не могла, а когда могла, она не принимала помощь. А теперь смогла. Обе мы смогли.
Пора признать невозможное - я научилась делать шоппинг.

Не то, чтобы я никогда не испытывала удовольствие от покупок, но обычно оно было приправлено изрядной долей отравы. Сначала возбуждение, о, как прикольно, и вот это, и то, а через час наступала апатия и такая усталость, что нужно было съесть огромное пирожное и выпить два кофе, чтобы просто дотащить себя до дома. Иногда, правда, бывало так, что бежала куда-то по делам, в витрине что-то понравилось, зашла, подержала в руках, поняла, что и правда нравится, купила, бодро побежала дальше. Но это было редко, а за плановыми покупками всё равно приходилось тащиться в тц, а там толпы людей, музыка, запахи, продавцы, столько всего, моя чувствительная нервная система от этого перегружалась моментально. Ну, это я так себе объясняла. Но, похоже, всё с моей нервной системой в порядке, она не нежнее, чем у большинства. Сегодня в очередной раз погуляла по большому тц, накупила кучу всего нужного, нормально пообщалась с продавцами, не нарвалась (в который уже раз подряд) на покупателей-идиотов. Что со мной было не так? И что сейчас так? Вот были ж все вокруг придурки, и вдруг резко стали нормальными людьми.

Dec. 4th, 2017

Когда из меня внезапно исчезла ненависть, это было как откровение. Восторг и ужас одновременно. Я буквально ощущала в себе сквозные дыры от неё, я была как решето из розового мяса. Тогда я себя чуть не впервые по настоящему пожалела, и не то, чтобы поняла, скорее почувствовала, что, как бы эта ненависть не была уродлива и ядовита, но это было лучшее, что я могла для себя давным-давно сделать. Не вообще лучшее, а из того, что лично мне было доступно. И новое откровение было, что и все так же, по меньшей мере, большинство, выбирают из того, что им лично в каждый момент доступно, лучшее. Может, оно со стороны и выглядит, как насмешка или оскорбление, но ничего лучше у этого человека на данный момент просто нет, и это лучшее он отдаёт другим. Нет никакой злонамеренности, каждый просто пытается выжить, как умеет. Не знаю, получилось ли словами описать ощущение. Какая-то во мне нежность, что ли, образовалась. Даже разозлиться не получается как следует.

Вначале я боялась, что ненависть вернётся, у неё же такая колея глубокая, мощная в моём сознании. Но это вот откровение, похоже, эту колею размолотило, оставив след, как от астероида. Нет больше дороги ненависти, есть путь милосердия, как бы ни пафосно это звучало.

Муж приезжал, странный такой, долго мялся, потом спросил, насколько сильно я его ненавижу. Потому что он повёл себя со мной некрасиво, и я должна его ненавидеть, прям настаивал на этом. Я честно покопалась внутри, не нашла ненависти. Нашла понимание и сочувствие. Сказала ему, что в идеальном мире все люди, наверное, ведут себя идеально, а у нас всё взаправду, и поэтому идеально не всегда получается, и не у всех. Что он всё равно хороший и ненавидеть его я не стану, а стану любить.

Мамочка моя мне много лет рассказывала, какие все кругом глупые и подлые, она одна и хорошая, и умная, практически святая. И вот сейчас, когда я полюбила её и пожалела и перестала пытаться убедить, что есть и хорошие люди тоже - она вдруг сама это осознала. Как же так, говорит, я думала, мир злой, люди злые, а я-то сама какая? Сама только гадости про всех рассказываю. Хорошая ты, говорю, просто забыла, как это. Было трудно, ты выживала, как могла, и забыла, что можно по другому. Так и другие, говорит, тоже забыли, наверное. Ну, напомни им.

Удивительно, как всё гармонично и синхронно происходит. 
Меня впервые в жизни обсчитали с зарплатой. И ладно бы, как всех, недоплатили-поругалась-вернули. Так нет же, лишнюю тыщу начислили. С полминуты в голове у меня стоял гомон, одни требовали вернуть, другие - ни в коем случае. Решили таки вернуть, потому что иначе позорно, вот такой аргумент всех несогласных убедил. Потратила полтора часа блин, чтобы эти деньги у меня забрали обратно.
Сегодня утром была радуга. Я едва успела её сфотографировать и она исчезла.


Со свекровью интересно складывается. Общаюсь с ней в последнее время, как с чужим человеком, максимально вежливо, доброжелательно и невовлечённо. Моя свекровь до сих пор любит жаловаться на свою свекровь, которая уже больше двадцати лет, как в могиле, но до сих пор во всём виновата. Причём, судя по рассказам, ничего особо криминального свекровина свекровь не делала. Но она рассказывает об этом постоянно, и в конце добавляет, что уж она-то делает всё, чтобы не быть ТАКОЙ свекровью. Раньше я считала своим долгом её поддерживать, типо да, конечно же вы не такая. Сейчас перестала, молчу, как партизан, мило улыбаясь. Что интересно - она начинает сама себя ругать. Ну, и свекровь же тебе досталась, да? Одни проблемы у тебя от свекрови. Свекрови, они такие. Ага, говорю, точно. Улыбаюсь. Она как будто расслабляется, успокаивается, будто вот этого ей и не хватало, побыть таки плохой свекровью, хоть и понарошку.

С работой всё хорошо тоже. Учусь работать на новом микроскопе. Это такая потрясающая игрушка! Вообразить невозможно всё, на что он способен! Если бы он был самолётом, на нём можно было бы между галактиками летать. Обожаю умную технику. Ещё у меня есть целых три интереснейших проекта и ещё доп. обязанности, которые предполагают лёгкую и непринуждённую коммуникацию с незнакомыми людьми. Это офигеть какой челлендж, так и подмывает впасть в депрессию и сбежать от всего. Но потом я спрашиваю себя, а что страшного случится, если я попробую и у меня ничего не получится, и понимаю - ничего не случится. Тогда я пробую и у меня получается. Это настоящее чудо, ежедневная трансформация страха в новый навык.

Крав мага это тоже своего рода психотерапия. Особенность этой школы в том, что в бой человек вступает с первого занятия. Нет долгой подготовки, оттачивания движений, медитаций и прочего. Короткая разминка, а потом ты начинаешь бить по живому человеку, а он бьёт по тебе. Это трудно поначалу, страшно сделать больно. А потом рождается понимание, что боль не всегда зло, точнее - вообще не зло, и её нужно не бояться, а узнавать. Боль от удара проходит через пару секунд, от сильного - через несколько дней, и тем быстрее, чем меньше ты её лелеешь. Ощущение удушения супернеприятно, но его необходимо почувствовать и узнать, чтобы научиться действовать быстро и правильно. Нельзя закрывать глаза или отворачиваться, даже если бьют в лицо - особенно, если бьют в лицо, иначе следующий удар собьёт тебя с ног. Нельзя всё время отступать, иначе ты проиграл. Если упал, единственный способ выжить - встать как можно скорее. В жизни так же.

хай тек

Сегодня в автобусе напротив меня сидел религиозный дядька. Когда проезжали мимо мечети он сказал: страшные вещи могут случиться, если они узнают, как обращаться к Всевышнему напрямую, если разгадают технологию. Потом помолчал немного и добавил: длина волны, частота, - и изобразил пальцем в воздухе «лямбда равно единица делённая на ню».
Снова сны.

В первом приснилось существо в форме кожаного пледа, такой типа скат без хвоста и глаз, и я знала, что это моя личность. Плед был целый, без дырок и заплат, но какой-то дистрофичный. Между слоями кожи были нервные стволы, а мышцы были не везде. Вот учёба, узнавала я, глядя на хорошую крепкую мышцу. Вот к ней работа крепится, не такая мощная, как учёба, но тоже ничего. Семья тоже неплохо выглядела, и спорт, и здоровье. На месте творчества был полупрозрачный лепесточек, местами мышц не было вовсе. От этого личность передвигалась в пространстве хоть и довольно лихо, но как-то дёргано, не плавно, а скачками. А надо, чтобы плавно, чтобы танцевала, переливалась и играла. Эх, надо наращивать душевные мускулы.

Во втором я сама себе рассказывала что-то умное, много, но помню только один момент. Как я смотрела на картинку очень плохого качества, крупные пиксели, трудно догадаться, что там. Но чем дольше я смотрела, тем чётче она становилась, а потом стала объёмной и ожила. Наполни вниманием свою жизнь и она станет реальной, сказала я себе.

Ещё у меня хорошая новость - тренер на крав мага начал меня ругать. Это офигеть, как классно, потому что любой тренер ругается всегда только на тех, кто может сделать лучше. Выходит, я могу.

амнистия

Сегодня приснилось, что я живу на военной базе. Американской. До этого я жила в тюрьме, долго, несколько лет, за то, что отказалась выполнять какую-то работу. А теперь из тюрьмы меня выпустили, но не на свободу, а на базу. Мне там можно ходить по коридорам, у меня своя комната, но наверх, на воздух, можно подниматься только под присмотром.

Однажды я подумала, что раз я больше не в тюрьме, то, видимо, обвинения против меня сняты или я уже своё отсидела, короче, пошла к местному главному и спросила, в чём, по его мнению, моя вина, почему меня всё ещё охраняют. Да, я не выполнила свои обязанности, но я же ничью жизнь не подвергла опасности, не выдавала государственных тайн и не ела живьём котят. Попросила его запросить материалы моего дела и пересмотреть их, он согласился.

Следующим кадром я стою за воротами базы, в гражданской одежде, у меня полный набор документов, карточка с небольшой суммой на ней, полная реабилитация гражданских прав и даже новое рабочее место, к работе приступаю с завтрашнего утра.

Неужто я таки нашла нужные слова для моих внутренних надсмотрщиков? 

Tags:

круто

Вот ссылка на статью в NYT о том, что в этом году Нобелевскую премию по химии получили три чувака, разработавших технологию, позволяющую видеть биологические системы в их естественном виде с атомной резолюцией. То есть, можно видеть, как устроена молекула влоть до отдельных атомов в ней.

Это как раз то, чем я так фанатично люблю заниматься в универе, именно разные биосистемы с помощью этой технологии мы и изучаем. Из этих троих Jacques Dubochet вообще мой герой и уж кто-кто, а он этот приз заслужил ещё лет двадцать назад. Восторг и торжество науки над мракобесием, карочи )))
До меня сегодня дошло, что то, что я писала про манию - что тогда будто весь мир мир под тебя подстраивается - это всего лишь восприятие жизни, когда энергии полно, не просто достаточно, а вообще излишки.

Две недели у меня летят все планы, я встаю с одним намерением, а потом целый день занимаюсь чем-то другим, запланированная работа отменяется по причине поломки техники, врач отменяется из-за болезни врача, тренировка тоже отменяется из-за соревнований, встречи переносятся по пять раз в последний момент. При этом у меня ощущение, что это не стресс и происки врагов, а именно мир под меня подминается, делает подарки. Вместо врача подольше побыть на море, вместо отменившейся встречи случайно попасть на урок мастера и потом ещё на другой его урок, тоже случайно.

Так вот, я вдруг осознала, что, когда у меня нет сил, я в голове держу один план действий, на большее у меня нет сил, и если этот план вдруг отменяется, из-под меня будто костыли выбивают и я лечу носом в пол и рыдаю от бессилия, потому что встать тоже нет сил. Сейчас же я не на костылях ковыляю, а танцую, и если партнёр выбивается из ритма, то танцую с другим, или одна, или отдыхаю, и всё здорово в итоге получается. Вот только так получается только тогда, когда сил до фига, а если нет, то носом в пол, или отдавленные ноги, в лучшем случае.

Ещё вдруг полюбила спать. Это такой кайф, оказывается. И просыпаться тоже кайф. И не спать после этого целый день кайф невероятный. Но вроде не мания, и не гипо даже, как-то это не болезненно ощущается, нет вот этого характерного воэбуждения, а есть, наоборот, ощущение чего-то здорового и сильного. Как некая внутренняя масса, которая придаёт инертности и устойчивости. Косноязычие меня сегодня сразило, но точнее сказать пока не умею, потому что не понимаю. Просто то, что недавно оставляло меня без кожи в котле с кипящим маслом, сегодня обернулось освежающим бризом. А на бриз не жалуются, им наслаждаются.
Проходила мимо телевизора, услышала про творческую активность кота Бориса. Много думала. Ответ был, как обычно, в источнике его творческой активности. В смысле, какой источник, такая и активность. То ли в тапки насрать, то ли цветочный горшок опрокинуть. Вот вчера в кафе местная кошка, к примеру, курицы на гриле нажралась, и сразу проявила творческую активность иного рода - попыталась забраться в детскую коляску. Когда шуганули из коляски, полезла в прицепленную к ней корзину.

Записалась на крав мага, завтра первая тренировка. Интересно, сколько новых мышц обнаружится в теле послезавтра утром.
Биполярное состояние сейчас интересно проявляется. Есть периоды примерно двухнедельные, скажем так околодепрессивные и околоманиакальные. Во время первых есть силы в основном читать, информация не столько усваивается, сколько складируется где-то. Спорт по минимуму, еда по максимуму (впрочем, мой максимум это и есть норма), сон без сновидений. Стабилизирующий такой период, накопление про запас. Во время околоманиакальных двух недель сумашечая работа, и внешняя, и внутренняя. В универе пропадаю до ночи, есть некогда, ночью постоянно просыпаюсь от всяких откровений, которые, как правило, не помню. Но осознание какое-то происходит. Из того, что помню - восприятие жизни, как некоего фонда взаимопомощи. То есть,  мне было плохо - кто-то мне помог - теперь мне хорошо, но плохо кому-то другому - я ему помогаю. Все связаны, от каждого по способностям, каждому по потребностям. Любой неоплатный долг таким образом можно расписать на платежи до конца жизни, например, и отдавать по возможности. С другой стороны, если кто-то тебя обворовал, физически или морально, это компенсируется из того же фонда, который воспринимает теперь «вора» как должника и найдёт способ истребовать с него должок, да ещё и с процентами. Похоже на довольно циничное описание принципа божественной справедливости.


Или вот ещё необычное для меня. Что секс за деньги это вполне морально. Так же, как и еда за деньги, и что угодно другое. Ну, или не за деньги, а за другие плюшки. А «только по любви» это ханжество какое-то.

Втягиваюсь в работу и отчётливо осознаю, каким образом я когда-то довела себя до состояния, в котором болезнь развернулась на полную. Мне до того нравится то, что я делаю, что я подсаживаюсь на это, как на наркотик. Электронная микроскопия это широченные ворота в наномир, настолько великолепный и гармоничный, что слов у меня нет, одна радуга и розовые сопли. За микроскопом я забываю и про еду, и про усталость, вообще про всё. Перед тем, как поехать крышей, я дошла до того, что пропадала в лабе с шести утра до одиннадцати вечера, включая выходные. Я бы и ночью там оставалась и не спала бы вообще и попала бы в больницу ещё раньше, но э. микроскоп нуждается в еженощном отдыхе часов так на шесть чтобы система обеспечения вакуума самоочистилась и восстановилась. Сейчас я в ручном режиме беру себя за шкирку и вытаскиваю оттуда, потому что ежедневный план включает в себя, помимо прочего, два часа занятий английским, два часа чтения специальной литературы и час - художественной, плюс спорт и прогулки. И всё нужно успеть до десяти вечера. А без такого по часам расписанного плана я бы уже утонула в своей зависимости снова.

Кстати, о прогулках. Вчера вышла пройтись вечером, не сказать, чтобы поздно, часов восемь было. Маршрут проходит через одно место, жилое, но не очень оживлённое. Так вот, там в меня бросили камень. Нормальный такой булыжничек, хорошо, что не в голову. Восточные подростки, то ли арабы, то ли марокканцы. Я удивилась, говорю, вы чё, придурки? - А чего ты ходишь тут одна в темноте? Проблем хочешь? Пошла вон, проститутка.

Я ушла, конечно. Уже возле дома поняла, что меня колотит, села на лавку и разрыдалась. Нет, вы поняли, да? Я сорокалетняя баба, хожу гулять в хорошо освещённых местах, надеваю широкие штаны и закрытую майку и всё равно такое. Есть вообще на этой планете место, где можно чувствовать себя в безопасности. Какого хера всякие отморозки вообще живут, пусть сдохнут, гады. На этом месте стало так легко, так хорошо, и я чётко осознала, как ненависть расправляет крылья, поднимает вверх и только и ждёт команды «драккарис!». И ещё, что если долго этой команды не будет, она начнёт действовать по своему разумению и сделает драккарис всему, что на глаза попадётся. Поэтому ненависть я быстренько развоплотила, пока падать было ещё не слишком высоко, порыдала ещё немного и решила записываться на единоборства. Тайский бокс там или ММА, или ещё какой крав мага. И спорт, и польза, и управляемый драккарис в случае чего. 

выбираясь из канавы

Больше не злюсь на свекровь. Это было, будто съела что-то испорченное и болела и тошнила и жизнь была не мила. А потом вытошнила это из себя и снова всё стало хорошо. Нет ни страшной ведьмы, ни заколдованной принцессы, ни очарованного леса. Есть две неидеальные женщины, никогда друг о друге не мечтавшие, породнившиеся волей случая и ищущие друг в друге добрую фею.

То, что вытошнилось, была не только злость на свекровь, её-то там почти не было. Это была вся моя ненависть. Она ушла, и внутри осталась пустота. Ни мыслей, ни чувств, ни планов, одна бездна, как земля перед началом творения.

Когда-то, в одной из прошлых жизней, я научилась ненавидеть. Насилие, оно ведь как вирус, сильного делает сильнее, а слабого косит. Я была слабая и заразилась. Было бы логично, наверное, научиться бояться, но страхи во мне тогда не приживались. А вот ненависть прижилась. Начала ненавидеть сначала себя. Своё тело. Резала бритвой, колола иглами. Физическая боль приносила облегчение. Через полгода меня можно было резать наживую, и я бы не поморщилась. На этом этапе было бы логично самоубиться, в качестве апофеоза ненависти к себе, но ребёнок-самоубийца это нонсенс. Обращать ненависть наружу тоже был не вариант, снаружи всё нормально было. Тогда я впервые разделилась на девочку-замарашку, которую все ненавидят, и на мальчика Дика, который её защищает. Все, которые ненавидят, это тоже была я, конечно. Но быть Диком было приятнее, и я выбрала быть им, большую часть времени.

Потом были ещё ситуации, когда было важно просто выжить. Как выяснилось, выжить физически не так уж трудно, во всяком случае, проще, чем выжить морально. И тут меня снова выручала ненависть. Легко прогнуться под того, кого любишь или боишься, но не под того, кого ненавидишь. Это война до конца, победа или смерть, на коне или под конём, такие дела. И снова разделялась-разбивалась на осколки, и один из них всегда был обращён к пламени.

Потом враги закончились, а война осталась. Весь мой метаболизм был заточен под войну, а ненависть была допингом. И, как всякий допинг в неумеренных количествах, он начал разрушать меня. Я тем лучше себя чувствовала, чем хуже всё вокруг. Когда можно сублимировать эту разрушающую изнутри силу в что-то внешнее. Но кто же мог знать, насколько плохо станет, когда всё в жизни станет реально хорошо. Когда настоящих препятствий снаружи не осталось, мой внутренний разрушитель пошёл вразнос. Я почитала сейчас свои же посты на три года назад, и там всё отлично описано в снах. Эти существа, обладающие невероятной силой и склонностью к разрушению, потерявшие берега и грозящие уничтожить всю свою вселенную, это ведь и есть я, моя ненавидящая часть. И я же сама у себя просила помощи, не в силах справиться с собой.

Помощь пришла от меня же (раз уж я сама себе вселенная, то я же там и бог) и была она путём милосердия. Два года я пыталась понять, что же это за зверь такой - милосердие.  Я и сейчас понимаю о нём не больше, чем тогда, но, видимо, семена были посеяны и начали давать всходы, и эти новые ростки заметно проредили количество сорняков ненависти в моём саду. Из тех будто вышел воздух, они упали, скукожились, как дохлые кактусы и вдруг оказалось, что у меня внутри так много места, так много чистого, неотравленного воздуха.

В фантастике есть такой сюжет, когда человек просыпается утром, идёт в душ, делает кофе, собирается на работу - всё, как обычно, но что-то не так, что-то не как всегда. А потом он выходит на улицу и видит, что снаружи нет ни людей, ни машин, ни звуков с ними связанных, и вот эта тишина и мешала ему всё утро. Вот так я себя ощущала, когда это случилось. Тишина внутри, никакого раздрая, каждую мысль видно издалека и со всех сторон. Это было так странно и чуждо, что я с перепугу поехала в церковь, ничего и никого ближе мне в том момент в городе не было. Церковь была закрыта, но я прогулялась по улицам и немного подуспокоилась. Что, собственно, я потеряла? Вечный источник страданий? Так и хорошо же. Ослабла эмоциональная связь с прошлым? - и это хорошо. И вообще хорошо стало, и сил больше, будто самую главную дырку в своём решете заткнула.

Этим летом моей ненависти исполнилось 36 лет. Жаль до слез это время, и себя жаль. И страшно, чтоб снова какая гадость не проросла. И хочется оставшуюся гадость повыдергать и насадить нормальный сад в сердце. Схожу всё же в церковь, там же должны знать, как полезное выращивать.

Profile

Che
bipolardizorder
биполярное расстройство

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel