Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Che

разное

Ещё одним ночным кошмаром стало меньше благодаря крав мага. Много лет меня мучил во сне некий мужик. Даже не мучил, а какбэ намекал на возможность, а мучилась я сама. Мужик был здоровенный, он подходил и внезапно обнимал меня очень крепко, так, что ещё немного и рёбра начнут ломаться. Объективно он никогда не причинял боли, но от одной мысли о возможной боли я начинала сходить с ума, впадала в неадекват и просыпалась в поту и крике.

В этот раз мужик пришёл и сделал всё, как и раньше, обнял меня крепко с довольным видом. Я по привычке хотела уже испугаться, но новые рефлексы оказались сильнее. У него обе руки заняты, а у меня свободны, рассудила я. Закрыться он не успеет, и я могу врезать ему локтем по лицу. Удар локтем у меня хороший, а сломаная челюсть даже здоровенных мужиков выводит из строя. И я ударила. Но в процессе удара вспомнила, что он ни разу не причинил мне реальной боли, и в последний момент остановила руку и лишь обозначила удар в челюсть. Мужик расплылся в довольной улыбке: а я вот так - и тоже обозначил удар. Мы какое-то время обменивались типа ударами, потом пожали руки и пошли гулять. Нормальный мужик оказался, и чо я так орала.

************

Непонятная реакция на сладкое. Обычно зимой я подсаживаюсь на сладкое, а как же иначе, сырость, дожди и холодно. И вдруг не хочу, третью неделю уже. С фруктов перешла на овощи, оказалось, что огурцы и помидоры тоже очень сладкие, а красный перец вообще приторный. Купила пирог в любимой пекарне, любимой за то, что там всё всегда было непереслащенное. Пирог есть невозможно, голый сахар. Может, это знак, что у меня серотонина достаточно. А может, и нет.

*************

Возвращается ощущение, что я есть сейчас, живая, во плоти. В депрессии казалось, что я была в прошлом, и возможно буду в будущем, но не сейчас. Будто меня нет, а есть только некий намёк на меня, меньше, чем тень. А сейчас снова есть я. И это до того здорово, я даже себя в депрессии называю «она», так это сейчас чуждо.  
Che

(no subject)

У свёкров через неделю годовщина свадьбы, вчера вспомнила и забоялась. Стоит ли ехать, если я так на дружелюбного психолога реагирую. Легла спать и вижу сон, будто возвращаюсь с работы, а по моему дому гуляет свекровь и в своём духе заглядывает в шкафы, типа, а что это у тебя такое интересное. Я к ней подошла, ласково так обняла, улыбнулась так же ласково и тихонько сказала, мол, милая мама, в следующий раз, когда ты дотронешься до моих вещей, я покрошу тебя на кусочки, упакую в такие вот красивые коробочки и скажу всем, что так и было. В общем, я так поняла, что на годовщину ехать я вполне готова.


Потом приснилось, что в дверь кто-то скребётся. Кто там, спрашиваю. Это мы, твои эмоции. Ох, а я вас так жду, так жду. Пытаюсь открыть дверь и не могу повернуть ключ. Эй, эмоции, говорю, не уходите далеко, будьте рядом, я сейчас покушаю как следует, витаминов наемся, стану сильная и открою.


Collapse )
Che

серебро

Я-в депрессии и я-в мании это две почти отдельные личности. Разный опыт, разный характер, даже разные воспоминания. Это две половинки меня. Где-то посередине, в стабильном состоянии, они объединяются в одну полноценную личность, у которой есть доступ к информации об обоих крайних состояниях. По мере смещения по шкале к депрессии или мании один из типов личности становится доминантным, и в слабо выраженных состояниях я имею возможность отследить и осознать перемену и действовать в соответствии – примерно, как, сдвинувшись по чб шкале чуть в сторону от середины, получаешь чуть иной оттенок серого, но только чуть-чуть, и серый не перестаёт от этого быть серым.



Другое дело, если перемена резкая. Тогда в зависимости от состояния – если мания, то надо срочно познавать и любить этот прекрасный мир, а если депрессия, то пытаюсь проснуться из этого мутного кошмара без конца и начала, разделённого на неравные и несвязанные между собой отрывки. Эти отрывки как раз и есть эпизоды сильнейшей депрессии. В таком состоянии я первые пару дней даже не помню толком, кто я, где я, не могу найти вещи, которые сама же и переложила, и большую часть времени либо шатаюсь по дому, открывая шкафы и пялясь на их содержимое, либо лежу в постели и жду, что этот бессмысленный мир куда-то денется. Ощущение, что я застряла в каком-то удивительно реальном и неприятном сне и очень важно ничего в нём не менять, не привязывать себя к нему действиями, иначе уже точно никогда не проснёшься. Видимо, это сонное отупение есть следствие таблеток, как и почти полное отсутствие эмоций в депрессии. В мании всё почти, как раньше, но без экзальтации, в общем – спасибо моему доктору, она молодец.

Как выяснилось, перейти из очень сильной депрессии к умеренной легче, если заниматься каким-нибудь монотонным рукоделием – вышивкой там или вязанием, только схемы должны быть наипростейшие, чтобы задействовать в основном руки. Выяснилось это случайно, когда, провалившись в очередной раз в муторный сон, я нашла в корзине у кровати пяльцы с начатой вышивкой крестиком, совсем простенький рисуночек. Сделала стежок, ещё стежок, закончила картинку, там же, в корзинке, нашла ещё таких же простых схемок. К вечеру я уже соображала, кто я и что происходит, ещё через два дня была в полном порядке.

Прикольно, подумала я, и полезла в интернет за идеями. К следующей внезапной депрессии у меня был приличный запас всевозможных материалов для любых практически видов творчества. Только вот беда – в отличие от вышивания по готовой схеме, все они предполагали некое творческое осмысление процесса, а на это у меня не было сил, и в депрессии я пробыла почти неделю. После этого я уже стала готовить буквально наборы «сделай сам» и раскладывать их везде – потому что в сильной депрессии я про эти наборы не помню и, соответственно, не ищу, а обнаруживаю их чисто случайно. Метод сработал, время прихода в себя – два дня плюс кучка ништяков. На следующий раз – надо ещё и мини-инструкции писать или рисовать.

Наборы такие:
·         натянутая на пяльцы ткань, иголка с вдетой в неё нитью, схема;
·         деревяшки, которые надо покрасить, краска, кисточка, газета чтобы подложить вниз, влажные салфетки;
·         детали, выкроенные и соединённые булавками, если надо прошить вручную, то иголка, нитки и ножницы, если на машинке, то ещё и катушка с нужными нитками;
·         окрашенные белым в прошлый раз деревянные прищепки и их пружинки, на время покраски я их снимала, а потом они почти месяц ждали, пока будут собранными;
·         куча бытовых работ, типа починки текстиля или сматывания пряжи (надо заметить, что можно просто перематывать один клубок туда-сюда, здорово помогает J);
·         детали цветов из ткани или бумаги плюс нитки-иголки/проволока/клей

Каждый набор складывается в коробку из-под обуви или в любую другую подходящую тару и ждёт своего часа. Вот такая трудотерапия.

(no subject)

Неожиданно и быстро моё состояние пошло на лад, и это только заслуга медитаций. Сначала я училась замечать разные мысли и чувства, затем анализировать их, а теперь учусь контролировать.

Заметила, что образ мышления и психические состояния завязаны друг на друга. Скажем, в "нормальном" состоянии я могу управлять своим вниманием и своими чувствам, их много, но именно я в конечном итоге решаю, какое будет главенствующим, а что недостойно внимания. Это как вода – даже в бурном потоке есть возможность управлять, хотя бы отчасти, своим движением. В депрессии же мысли превращаются в густой гель, и там уж как ни брыкайся, только глубже завязнешь. В депрессии как в болоте, крайне важно контролировать любое мысленное движение и оставаться максимально спокойным. Достижение "нулевой точки" – без мыслей и эмоций – работает в этом случае, как выталкивающая сила, и если продержаться в таком режиме несколько дней, гель разжижается, в болоте образуется чистый ручей и, следуя руслу этого ручья, можно выйти на твёрдую почву.

А вот мания – это, скорее, кристаллизация. Это когда уже не нужно выбирать из множества мыслей и чувств, я просто становлюсь кристаллом, призмой, и уже не важно, что есть на входе в осознание, всё ненужное просто отражается, а нужное автоматически разделяется на фракции. Не нужно прилагать усилий для анализа и контроля, структура кристалла выполняет всю работу. Это действие, а точнее, это бездействие, высвобождает такое количество энергии, что без подготовки может сорвать крышу. Это как внезапно выиграть кучу денег, если у человека нет опыта обращения с большими деньгами, велик шанс, что этот выигрыш станет для него проклятьем. Эта энергия открывает путь на небеса или в ад, но она нейтральна сама по себе. Как любая сила, она может быть приложена к чему угодно и привести к любым результатам. Я чувствую, что это и есть самое естественное состояние человека, быть богом, жонглировать звёздами, сотворять вселенные. Но этому, как и управлению автомобилем, нужно учиться, чтобы в первые же минуты не убить себя или ещё кого.

Я чувствую себя лучом света, который меняет свой цвет и свою интенсивность, если смотреть на него через разные фильтры. И это я же сама на себя смотрю через фильтр своих мыслей и эмоций. Чем он чище, тем ближе я к своему изначальному виду в своём восприятии. Но, даже будучи в полной неосознанности, я остаюсь тем же чистым светом. *даже когда небо скрыто облаками, солнце светит по-прежнему, просто сядь в самолёт и поднимись повыше.*

Я чувствую себя частью этой планеты, такой прекрасной и удивительной. Я чувствую себя частью этого солнца, которое скрывает от нас своё истинное лицо, чтобы не ошеломить нас. Я слушаю музыку этой вселенной. Очищая голову от мыслей я как-бы настраиваю своё внутреннее радио на восприятие одной волны. Эта музыка звучит всегда, но очень тихо, и любая эмоция заглушает её.

Разбираясь с чувствами, я понимаю, что единственное истинное чувство это любовь. Человек рождается полный любви, и ищет только любовь, посмотрите на новорожденного. Но к девяти месяцам большинство детей научаются бояться. Страх может стать уроком или проклятьем – нельзя знать. Но когда знаешь, что есть выбор, можно попытаться изменить, переиграть.

Мои сны полны цвета и света, и в них я учусь интенсивнее всего. Во сне нет преград, ни физических, ни иных. Там можно пройти через что угодно, и нисколько при этом не пострадать. Там можно проходить одну и ту же ситуацию много раз в разных вариациях, чтобы изучить её досконально. Там можно получить увечье, состариться, умереть, и проснуться на утро всё в том же целом и вполне живом теле. И ведь я сосвсем новичок в мире снов. Почему нас не учат этому с детства? Зачем нужны компьютерные симуляции, если есть возможность получать индивидуальную симуляцию каждую ночь?

Сумбурно, я понимаю, как ни ищу – не могу найти слов, достаточно звучных, чтобы отобразить. Вкратце: не надо избавляться от мании, надо учиться её использовать. Не надо лечиться от депрессии, нужно учиться туда не попадать, а если уж попал – выбираться с наименьшими потерями. Жизнь прекрасна и полна чудес, если вы этого не видите, это не потому, что я сошла с ума, просто вы выбрали жить в таком скушном мире. Болезнь, во всяком случае, психическая изначально содержит в себе лекарство. Если ум достаточно силён, чтобы воспринимать чуть больше базового уровня, нужно обучать его жить с этим восприятием, а не пытаться его лишить.

Хитрый ЖЖ вредничает и не вставляет картинку, которую я хочу. Поэтому вербально: Всем счастья, всем здоровья, всем света на пути.


(no subject)

В прошлый раз, впечатлившись степенью моей депрессии, психиатр решила рискнуть и повысила дозу АД. В принципе, даже та минимальная доза Люстраля, которую я принимала, это вполне себе риск. Потому что при БАР антидепрессанты, устраняя депрессию, могут резко изменить состояние в сторону мании и ещё больше дестабилизировать пациента. Гораздо худшее, что может случиться, это развите маниакальных признаков на фоне фоновой депрессии, а это уже психоз, и это уже опасно. Поэтому при БАР стараются употреблять только и исключительно препараты-стабилизаторы, тот же литий, например.

Но я пациент чрезвычайно депрессивный и при этом чрезвычайно разумный, поэтому врачи готовы идти на риск. "Попробуй принимать повышенную дозу в течение неделии и, если почувствуешь, что это плохо на тебя влияет, сразу же прекращай", - сказала мне доктор. Ну, что, я попробовала. Вернулись панические атаки, которые я преодолела силой духа. Вернулись страхи, вплоть до того, что я не могла одна выйти в кухню, таскала за собой мужа. Не чего-то конкретного там боялась, а сама мысль о необходимости сменить обстановку приводила в ужас. Но и с этим можно справиться, особенно, если муж дома. Зато в те три-четыре дня, когда депрессия отступила, краски заиграли ярче и печеньки стали вкуснее. Короче, не могу я принять решение, продолжать принимать или прекратить. Точнее, могу, но не уверена, что решение праильное и не навредит мне в далёкой перспективе. Другими словами, попью таблетки ещё неделю, а там посмотрим.

(no subject)

В последнее время всё было настолько терпимо, что я уж подумала, что может с этим и вправду можно жить, хоть как-нибудь. Но потом демоны стали возвращаться, и вот мы снова вместе. У меня на плечах синяки, потому что я сжимаю их изо всех сил, чтобы не сделать что-то похуже. У меня огонь в голове, он сжигает мои глаза и моё тело. Я стою под холодным душем, но это не помогает. Мысли в голове как поступь слона. И бессонница. Я ложусь и не двигаюсь. Закрываю горячие веки и отпускаю мысли. Я начинаю засыпать, и тогда приходят кошмары. Все чудовища приходят вместе. Я снова открываю глаза и включаю лептоп. Сегодня я спала почти четыре часа, это много. Мой муж думает, что я сплю дольше, но по большей части я лежу и не двигаюсь в постели, делаю вид, что сплю. Просто не двигаться и не открывать глаза это тоже немало. Иногда я и этого не могу себе позволить. Я закрываю глаза и у меня начинаются судороги? конвульсии? не знаю, что это, но это страшно. Одержимость бесами, вот что это. И кровь. Потоки крови перед глазами. Пью что-то тёплое, и во рту появляется специфический привкус, закрываю в душе глаза и тут же потоки крови омывают меня. Иногда кровь так сильно стучит в голове, что мне кажется - она сейчас взорвётся, и я с ужасом понимаю, что вся эта кровь выльется наружу и всё затопит. В общем, самый настоящий психоз, и чо делать не знаю. Принести что ли жертву Ктулху.
Che

(no subject)

Сегодня внезапно осознала, что депрессия никуда не делась, что она всегда рядом, но возможно выстроить буфер между ней и мной. Буфер, состоящий из множества мелких повседневных дел и мыслей, которые я нагромождаю одно на другое, как кирпичики. Строю стену. Чем выше стена, тем в большей безопасности я себя ощущаю. А потом стена обрушивается прямо на меня. Нынешняя стена пока невысокая, и сегодня я нечаянно выглянула за неё.


Я хорошо себя чувствую сейчас, хорошо по сравнению с моим же состоянием сравнительно недавно. Физически ощущение, как после гриппа, слабость и сонливость. Но я могу общаться с людьми, могу заниматься своим исследованием, могу решать трудные задачки. Никак не привыкну к своей рассеянности. Я никогда не пользовалась ни ежедневником, ни напоминалками в телефоне, я знала наизусть все встречи на год вперёд. Сейчас я забываю, зачем я вышла в коридор. Купила ежедневник, красивый, девочковый, написала свои имя и телефон и забыла про него. Ну не умею я пользоваться ежедневником. Пробовала ставить напоминалки - я их автоматически выключаю, как будильник, они меня только раздражают. Пишу себе записочки, иногда срабатывает. Самое интересное, это касается только того, что мне надо сделать физически - пойти, принести, сказать, на учёбе это не сказывается никак. Я могу стоять посреди коридора, не имея понятия, куда я иду и зачем, но при этом не задумываясь примусь рассчитывать минимальную толщину алюминиевого ковера, необходимого, чтобы не получить дифракции от (400) плоскости монокристаллического алмаза под воздействием рентгеновского излучения, полученного от молибденового анода. Ппц.